СИЯНА – БЛЮЗ

 

Звучит блюз. По загородному шоссе мчится новый BMV – 750. За рулем сидит Влад, рядом его жена Лена. Влад слегка покачивает головой в такт музыке. Вдруг, Лена выключает магнитолу, тишина Влад удивлённо посмотрит на жену.

-                     -   Влад, похоже, твоя мама не очень – то довольна нашим решением, - произнесла Лена, глядя в пол.

Влад пожал плечами:

 - не обращай внимания, через несколько дней мы уже будем дома, начнется новая жизнь. Ты же не сомневаешься в нашем решение?

- Нет, конечно.

-                     -   Правильно отступать  не куда.

Лена посмотрела на мужа глазами полные слёз:

 - Я до си пор не могу поверить в то, что это случилось…

- Ну, ну, - Влад взял жену за руку, - не плачь…

 

 

BMV свернул с дороги и остановился перед парадным входом  детского дома.

Кабинет директора. За большим столом сидят директор – женщина, на против Влад и Лена. Лена передала ей папку  со словами:

- Вот оставшиеся документы.

Директор внимательно посмотрела бумаги:

-                     -   Вижу, что теперь всё в порядке, - она улыбнулась и достала из ящика стола толстый конверт, - А это фотографии Оксаны и ее мамы. Я некоторое время раздумывала, отдавать вам их или нет, но потом решила,  что не имею права  не отдать. Все – таки это память и она здесь, возьмите.

Лена приняла конверт:

-                     -   Спасибо, мы, конечно же, сохраним…

- С тех пор, когда вы последний раз виделись с Оксаной, она только и спрашивает, ну, когда же меня заберут мои новые родители?

-                     -   Да, мы тоже скучали.

-                     -   А я отвечаю, скоро уже, скоро. Теперь осталось каких – то три дня карантина.

-                     -   А сейчас, хотя бы, в окно её увидеть можно? – спросил Влад.

-                     -   Да, так можно, - кивнула головой директор, - пойдёмте…

Влад и Лена стояли  на улице под окном с решеткой. С другой стороны к окну поднесли коротко стриженую Оксану, лет семи, восьми. Она не подвижно  смотрела то на Лену, то на Влада и радостно улыбалась. Затем Оксана приложила к стеклу чёрно – белый рисунок, на котором были изображены, взявшись за руки, женщина, мужчина и в центре девочка без ног, а сверху надпись «моя новая мама, мой новый папа и я». По щекам Лены покатились слёзы. Влад одной рукой обнял жену, другой, ладонью приложил к стеклу, Оксана приложила к ней свою щеку…

 

 

По дороге Лена внимательно рассматривала фотографии и передавала их, по одной Владу. На фотографиях была запечатлена Оксана в разные годы от рождения до нынешнего возраста, в пеленках, в песочнице с детьми, на детском велосипеде, с мамой на руках, в машине…

- У меня такое  ощущение, - тряс просмотренными фотографиями Влад, - что я эту женщину уже где – то видел…

- Оксана очень похожа на свою маму…

-                     -   Да, - согласился Влад, - похожа.

Лена передала мужу чёрно - белую фотографию юноши и девушки на фоне большого щита с надписью «Пионерский лагерь Огоньки». Влад спокойно глянул на нее, перевёл взгляд на дорогу и, вдруг, сильно удивился, снова глянул на фото. Он узнал себя и Сияну, глаза его округлились, перехватило дыхание, Влад резко затормозил…

 

Пионерский лагерь «Огоньки». Футбольный матч между старшими отрядами. Шестнадцатилетний Влад стоит на воротах. Небольшой стадион переполнен, болельщики подступили к кромке поля, среди них стоит Сияна, Влад часто на неё посматривает. Игра переходи к его воротам, он задержал свой взгляд на Сияне и тут же пропустил мяч в свои ворота. На стадионе шум, слышны выкрики «судью на мыло! Вратаря туда же!»

-                     -   Ты, что с ума сошел?! – кричит  Владу капитан его команды и друг Лишин  Вовка, - такой мяч пропустить!

-                     -   Влад досадно махнул рукой, - да знаю я…

 

 Столовая. Ужин. Вовка за столом продолжает отчитывать Влада, тот молчит:

-                     -   Я не понимаю тебя. Ты, что заболел, или тебе всё до лампочки? Объясни мне, как лучший вратарь этого лагеря смог пропустить шесть голов!? Шесть! Это позор, мне стыдно людям в глаза смотреть… Мы, теперь, даже третье место не сможем занять. Мы в пролёте, - Вовка не громко свистнул и провел рукой над головами. В это время Влад замечает в другом конце зала Сияну, и какое – то время наблюдает за ней, не слушая Вовку. – Да, что же это такое, - Вовка трясёт Влада за плечо, - как - будто  не с тобой разговариваю! Ты заболел?

-                     -   Нет.

-                     -   Мы в пролёте, понял!?

-                     -   Да.

-                     -   Шесть «банок» как можно пропустить?

-                     -   Нет.

-                     -   Это как понять?

-                     -   Да.

-                     -   Да ты, видно ни сколько не переживаешь?

-                     -   Нет. Что? – очнулся Влад, - что ты сказал?

-                     -   Вовка недоуменно посмотрел на него, - говорю, девок идём мазать!?

-                     -   …? Да!

 

Ночь. Вовка будит Влада:

-                     -   Влад, Влад, - шепчет он, - проснись…

-                     -   А, что?

-                     -   Тс-с-с, - прошипел Вовка, приложив палец к губам, - разбудишь всех. Мы идем, мазать девок, или не идём?

-                     -   Идём, идем.

-                     -   Так пошли уже.

Они тихо оделись, взяли зубную пасту. Влад, ещё взял с собой театральный бинокль, затем остановился, подумал, положил его обратно в тумбочку, в ту же секунду передумал,  взял его снова.  Распахнув окно, друзья вылезли на улицу. У женского корпуса кто – то разговаривал.

- Стоп! – скомандовал Вовка и нырнул в кусты, Влад за ним.

-                     -   Облом Вован, - глядя в бинокль, произнес Влад, - это наши вожатые.…  Но смотри, они уходят с полотенцами.

Вовка, стиснув зубы, потирал ушибленную ногу:

-                     -   На пляж собрались, козлы!

 

 Пляж. Вожатые, два парня и две девушки весело купаются в реке. Вовка и Влад по очереди наблюдают за ними в бинокль из кустов:

- Смотри, он ее обнял за талию, - прошептал Вовка.

-                     -   Где, где? – Влад выхватил бинокль, - точно…

-                     -   Уже целуются?

-                     -   Нет, присели на песочек.

-                     -   Присели!?  Ну-ка дай, - Вовка смотрит в бинокль, - сидят…, а те плещутся, дельфины вы наши! – Он глубоко вздохнул, - похоже, у них ни чего не будет…

-                     -   Лишин, а у тебя уже было? - осторожно спросил Влад.

-                     -   Что?

-                     -   Ну, это…

-                     -   Ну, как тебе сказать, пока нет, но скоро будет.

-                     -   А ты, вообще, легко знакомишься, да?

-                     -   Легко.

-                     -   Везёт. Для меня это целая проблема. Мне тут одна девчонка нравиться, но подойти к ней страшно…

Вовка вопросительно посмотрел на Влада, - да!?

- Да.

-                     -   И кто же она?

-                     -   Не знаю, но красивая!

-                     -   Да, красота страшная сила.

 

На следующий день полный решимости Вовка и Влад подошли к женскому корпусу:

- Жди меня здесь, - скомандовал Вовка и вошел в здание. Через пару минут он вернулся, - представляешь, ее нет, но сказали, скоро будет.

Влад облегчено вздохнул, - может, потом, Вовка?

-                     -   Потом будет поздно!

-                     -   У меня мандраш.

-                     -   Спокойно, повороты судьбы надо встречать спокойно. Я вас познакомлю, а дальше смотри сам… - Вовка устремился взглядом куда-то в даль, - кстати, по - моему, вон она идет. – Он исчез, вскоре появился с Сияной. – И все - таки, каким же чудесным образом складывается жизнь. Вот люди, давно мечтаю познакомиться и,  наконец-то, судьба свела их вместе, чуть не сказал с ума, предоставила шанс почувствовать себя счастливыми. Сияна, это Влад, он давно уже не находит себе места ни в корпусе, ни в столовой, ни в воротах, потому что потерял сон, аппетит и все качества лучшего вратаря этого лагеря…

-                     -   Только в этом сезоне, лучшего вратаря, - добавил Влад, - и то, уже…

-                     -   Не то и не уже, а только еще, - продолжал Вовка. – Так вот, Сияна, в чем же тут дело?

Сияна улыбнулась, - не знаю.

- А я знаю, только ты ему и поможешь. Кстати, Влад, это Сияна познакомься.

- Очень приятно, - выдавил из себя Влад. В ответ Сияна кивнула головой.

-                     -   Ну, что присядем, - предложил Вовка.

Втроём они присели на скамейку.

-                     -   А вы за какую команду болеете? – спросила Сияна.

-                     -   За Спартак! – разом ответили Вовка и Влад.

-                     -   А я за Динамо.

-                     -   Ну, мы и за Динамо тоже, когда они со Спартаком не играют, - сказал Вовка.

Наступила пауза. Вовка заметил на ногах Влада разного цвета носки и глазами попытался сказать ему об этом, но Влад ни чего не понял, мало того Сияна заподозрила, что-то не ладное.

-                     -   Я вспомнил! – произнес Вовка, - мне надо идти, а вы тут поговорите, хорошо? Дасаеев…- он встал и пошел давясь смехом.

 

Вечер. Берег реки. Влад и Сияна сидят на траве, прислушиваясь к кукушке.

-                     -   Три, четыре, пят, шесть…- считает Влад. Кукушка замолчала.

-                     -   Всё, шесть, - тихо произнесла Сияна.

-                     -   Это ровно столько, сколько голов я пропустил в последней игре.

-                     -   Да, я помню этот разгром под Сталинградом, - улыбнулась Сияна, - сдаётся мне, ты смотрел не совсем туда, куда тебе надо было смотреть как вратарю.

-                     -   Так, так, - покачал головой Влад, - я на  тебя смотрел.

-                     -   Честно говоря. Я за тобой тоже давно наблюдаю. И когда Вовка сказал, что ты хочешь со мной познакомиться, я обрадовалась, потому что сама, наверное, не решилась бы подойти к тебе первой.

-                     -   Почему?

-                     -   Не знаю. А почему подошел ко мне Вовка, а не ты?

-                     -   Наверное, всё потому же…. Если бы не Вовка мне бы, нам бы пришлось не легко. Вовка он такой заводной, как будто с шилом в одном месте. Вся наша команда держится только на нем. Он нас отчитывает, хвалит, заботиться, прямо, как отец родной.  И меня за эти пропущенные шесть мячей отчитал по полной программе. А вообще он хороший.

-                     -   А ты, какой Влад?

-                     -   Я спокойный, не обидчивый, вообще, в этом плане, мы с Вовкой уравновешиваем друг друга, еще,  я немного робкий, застенчивый, вот…

-                     -   Я бы сказала скромный, мне нравятся скромные люди. А еще Сияна подсела ближе к Владу, - я давно хочу тебе сказать одну вещь.

-                     -   Какую? – застыл Влад.

-                     -   Сияна улыбнулась, - Влад, у тебя носки разные.

Влад глянул на свои ноги и смутился. Сияна, продолжая улыбаться, взяла его за руку, - извини.

-                     -   Какой же я идиот, зеленное с синим спутать! – Влад снял носки и засунул их себе в карманы штанов. – Это от волнения, мы после душа сразу к тебе собирались…

-                     -   Я бы, наверное, в такой ситуации тоже, что ни будь, перепутала, - сочувствующе произнесла Сияна.

В лагере зазвучала музыка.

-                     -   Дискотека началась, - сказал Влад.

-                     -   Я знаю, ты не любишь танцевать, но если я тебя приглашу, пойдешь?

-                     -   С тобой пойду.

 

Дискотека. Все медленные танцы Влад танцевал с Сияной. Перед окончание дискотеки к Владу подошел высокий парень по кличке «стильный», кличка полностью соответствовала его внешности, и нахально спросил, - слушай пацанчик, ты знаешь Миху?

-                     -   Ну, знаю ну.

-                     -   Не нучи. Он тебя оповещает, если ты не отвалишь от той гёрлы, - «стильный» кивну в сторону Сияны, - то я готов уже сегодня составить твой некролох.

-                     -   А ты, что у него оповещателем работаешь?

-                     -   Нарываешься чирик! Миху весь лагерь забоится.

-                     -   Да пошел ты со своей Михой…!

-                     -   Не смотрите из под лоба в свои наглые оба! Вы был предупрежден пацанчик, самим «стильным».

Ни чего не ответив Влад направился к Сияне. После дискотеки он ее проводил до корпуса и попрощавшись возвращался к себе. Неожиданно на его пути встали «Стильный» и здоровяк Миха.

-                     -   Эх, пацанчик, я тебя предупреждал. Отойдем, отольем.

-                     -   Сам отходи.

-                     -   Да он не рубит! – возмутился Миха и ударил Влада кулаком в лицо. Влад упал, но быстро поднявшись ответил тем же. Завязалась драка, двое на одного. Где-то послышался хруст дерева, из кустов выскочил Вовка  со штакетеной в руках, - убью, гадов! - он хорошо приложился Михе по спине. Схватившись за спину Миха  кинулся бежать, Стильный следом.

 Кряхтя, Влад поднялся с земли, отплевался и, достав из карманов носки, вытер ими кровь с лица:

-                     -   Спасибо друг!

-                     -   На здоровье. Я как чувствовал, что они тебя встретят. Этот Держиморда Миха давно за Сияной ходит, - Вовка взял Влада за подбородок.

-                     -   Что там?

-                     -   Ой, фонарь будет…

-                     -   Ладно, зато светлей дорога…

 

Утро. Весь лагерь на зарядке. В палате только Влад с синяком под глазом и вожатый:

-                     -   Ну, что мне  с тобой делать? Что я скажу начальнику?

-                     -   Не знаю.

-                     -   Мне теперь, знаешь, как влетит?

-                     -   Не знаю.

-                     -   Не знаешь. Ну, давай рассказывай, как все было.

-                     -   Ни как. Упал, ударился…

-                     -   Ага, очнулся гипс! Ты мне мозги не пудри, говори правду.

-                     -   Я упал.

-                     -   Надо же, упал, и прямо, на чей-то кулак! Это, что всё из-за той девчонки из восьмого отряда, с которой ты вчера танцевал?

-                     -   Не важно.

-                     -   Важно! Я знаю, за ней один дылда ухлёстывает по кличке Миха, переросток. Ему уже в армию пора, а он по пионерским лагерям шастает, ну раз, тётка зам. начальника…. Я когда-то, тоже за девчонку подрался, она потом, с нами обоими не разговаривала, вот так.  Ну, ты, правильно, начальнику так и говори, мол, в темноте споткнулся, упал. Так, может, фонари повесят, хотя, нафига они нужны!?

 

День. Грустные Влад и Сияна сидят на трибуне пустого стадиона. К ним подъехал Вовка на велосипеде, с ним на раме, местный мальчишка:

-                     -   Ну, как у меня велик!?

-                     -   Нормально.

-                     -   У местного населения одолжил. А, что это, вы такие печальные?

-                     -   Влада хотят отчислить, и сегодня даже отправить, - грустно сказала Сияна.

-                     -   Это правда!? – не веря, спросил Вовка.

-                     -   Да, Вовка, это правда.

-                     -   Не может быть!

-                     -   Я своим видом порчу им всю картину. Завтра какие-то «шишки» приезжают.

-                     -   Это же, не справедливо! Я знаю начальника, он всё поймёт, он болеет за Спартак, а Спартак вчера выиграл. За мной братва!

Вовка рванул на велосипеде с места, за ним местный мальчишка, следом, тяжело поднявшись, пошли Влад и Сияна.

 

Ране утро. Вожатый разбудил Влада раньше остальных, и отвел его в подсобное помещение на заднем дворе. Там на полу лежал матрац, вокруг стояли разбитые столы и тумбочки.

Этим же утром в лагерь приехали важные гости.

Влад проснулся от стука в окно, он распахнул его, внизу стояла Сияна с едой на подносе, - привет, - улыбнулась она, - завтрак!

-                     -   Привет, - улыбнулся Влад и принял поднос.

-                     -   Ну, как ты здесь, скучаешь?

-                     -   Сплю.

-                     -   А у нас линейка сейчас будет, я к тебе потом приду. Хорошо?

-                     -   Хорошо.

-                     -   Пока, не скучай, - Сияна помахала рукой и ушла. Влад проводил ее взглядом и принялся за завтрак.

 

День, тишина. Сияна сидит на матраце, Влад лежит на спине, голова его на коленях Сияны. Они смотрят друг другу в глаза, потом целуются. В это время с улицы, где-то очень близко, донеслись мужские голоса:

-                     -   Смотрите, Иван Степанович, окно плохо закрыто. Что у вас там?

Влад и Сияна замерли.

-                     -   А, да там Николай Николаевич, ничего нет, так хлам один. Пойдемте, лучше, я вам столовую покажу.

-                     -   И все же окно надо закрыть, чтоб никто не влез.

-                     -   Закроем, Николай Николаевич, обязательно закроем. Пойдемте в столовую, осторожно здесь…

Голоса пропали. Сияна облегченно вздохнула, - пронесло.

Влад улыбнулся, - это те самые «шишки».

 

Вечер. К Владу пришел вожатый и сообщил, что тот может выходить. Держась за живот. Влад «пулей» помчался в туалет. Выходя уже, из него он столкнулся с Михой и Стильным.

- О, пацанок. Ты еще не уехал!? – возбуждено спросил Стильный.

-                     -   Щаз, разбежался!

-                     -   Не груби папе, - сцепил кулаки Миха, - замордую…

Тут появился вожатый:

-                     -   Какие проблемы?

-                     -   Ни каких, - заметно остыв, произнес Стильный.

-                     -   Тогда расходитесь.

-                     -   Мы еще встретимся, - прошептал Владу Стильный, - и, этому своему со штакетеной передай, тоже схлопочет.

 

Утром на зарядке, Владу передали от Сияна записку, развернув ее, он внимательно читает:

-                     -   Дорогой Влад, - звучит голос Сияны, - этой ночь за мной приехала бабушка и мне надо срочно уезжать. Не знаю, вернусь я или нет, но мы обязательно еще увидимся, потом я тебе все расскажу. Извини. Сияна.

Влад передал записку Вовке. Тот пробежался по написанному взглядом и развел руками, - ну, уж тут я тебе ни чем не могу помочь.

 

 

Наше время. Квартира родителей Влада, его мама суетится на кухне, сам он в зале роется в шкафах:

-                     -   Мам, а где альбомы с фотографиями? – кричит Влад.

-                     -   В твоей комнате, в столе, - отвечает мама.

Влад уединился в своей бывшей комнате, достал из ящиков стола несколько толстых фотоальбомов, отыскал в них чёрно-белую фотографию, такую же как была в конверте, на фоне плаката пионерского лагеря «Огоньки», только с обратной стороны надпись сделанная рукой Сияны, «вспоминай меня» и подпись «Сияна». Влад положил рядом две одинаковые фотографии и не сводил с них глаз. В комнату вошла Лена, молча встала за спиной мужа. Влад обернулся и обнял жену за талию, - вот так, неожиданно…, двенадцать лет прошло.

-                     -   А, что было потом?

-                     -   В середине потока, она неожиданно уехала. Я думал на этом всё и кончиться, но через три дня  вернулась. Отца похоронила и вернулась. Он в тюрьме умер, а матери у нее уже тогда не было. – Влад тяжело вздохнул…

 

Пионерский лагерь, конец потока. Все рассаживаются по автобусам. Влад и Сияна прощаются с Вовкой, у Вовки под глазом синяк. Они обнялись, затем Вовка достал из своего рюкзака фотоаппарат «Смена 8М»:

- Давайте-ка, я вас на прощание сфотографирую, вон на фоне того плаката.

Влад и Сияна послушно встали на фоне плаката «Пионерский лагерь Огоньки». Вовка долго прицеливался, наконец, щелкнул затвором:

- Ну, всё, фотки пришлю вам по почте.

Они еще раз обнялись и разошлись по автобусам, Вовка в один, Влад и Сияна в другой.

-                     -   У вас с Вовкой одни не приятности из-за меня, - виновато произнесла Сияна.

-                     -   Это ерунда, главное мы вместе, а Вовка не в обиде.

-                     -   Сияна взяла Влада за руку, - как хорошо, что ты у меня есть!

 

Звучит блюз. Зима. Влад и Сияна гуляют по парку, играют в снежки. Затем они сидят в кино, а после фильма целуются в подъезде.

Продолжает звучать блюз. В школе выпускной вечер. Влад и Сияна в компании других выпускников пьют шампанское, танцуют, затем на берегу реки встречают рассвет.…

Осень. Ночь. Идет дождь. Влад и Сияна лежат в постели:

-                     -   Сияна, - шепчет Влад, - ты будешь ждать меня из армии?

-                     -   Буду.

-                     -   Ты представляешь, два года.

-                     -   Я буду к тебе приезжать.

-                     -   Даже на край земли?

-                     -   Даже на край земли.

-                     -   Сияна.

-                     -   Что?

-                     -   Я тебя люблю.

-                     -   Влад.

-                     -   Что?

-                     -   Я тебя тоже люблю.

Они поцеловались, за окном припустил дождь. Звучит блюз.

На следующий день Влад уезжал в армию, поездом. Высунувшись в окно, он долго смотрел на удаляющийся вокзал, Сияну, родителей.

Звучит голос Влада за кадром:

-                     -   И с тех пор, Сияну я больше ни когда не видел. Я попал на флот, на три года. Через год службы она написала мне последнее письмо, сообщила, довольно таки смелый поступок, что вышла замуж, ждет ребенка, по срокам с рождение Оксаны совпадает. Я тогда хотел, даже повеситься, но слава Богу всё пережил…

 

Наше время. Влад собирает со стола фотографии и продолжает рассказывать, - а домой я вернулся, только на пару дней, повидал родителей и уехал в Москву. Дальше ты всё знаешь.

Лена вытерла слёзы с глаз, - раньше ты мне об этом не рассказывал.

-                     -   Да. Не хотел тревожить прошлое…

-                     -   Влад, а если бы с самого начала ты знал, что я не смогу родить, захотел бы ты на мне жениться?

Влад посмотрел жене в глаза, - да, - тихо произнес он и обнял жену.

 

Кладбище. Пасмурно. На неухоженную могилу рабочие установили надгробную мраморную плиту с фотографией Сияны и надписью, « Трагически погибшей в автокатастрофе Сергеевой Сияне». На могилу Влад и Лена положили по букету цветов.

-                     -   Это ее девичья фамилия, - тихо произнес Влад и взял жену за руку.

 

Детский дом. Влад и Лена ждут у входа Оксану. Наконец, появляется директор, которая везет инвалидную коляску с Оксаной, девочка без ног. Влад осторожно берет Оксану на руки и несёт в машину. Лена благодарит директора и прощается с ней и всеми провожающими их работниками детского дома.

Машина трогается, на задней панели лежит рисунок Оксаны, разукрашенный цветными карандашами,  и подписанный «Моя новая семья». Счастливая Лена и Оксана улыбаются. Звучит блюз. BMV, выехав за ворота, стремительно удаляется.

 

 

 

КОНЕЦ